Целеполагание Blawan. Как британский продюсер движется к своей цели, которая постоянно меняется.

379
255
24.08.2019
Целеполагание Blawan. Как британский продюсер движется к своей цели, которая постоянно меняется.

Из всех представителей британского баса и techno, самым умелым продюсером, у которого получилось занять золотую середину между этими жанрами, стал Blawan.

Записывая дикие треки, в которых практически напрочь отсутствуют мелодии и аранжировки, он сделал себе имя и обрел узнаваемое лицо. Выпустив серию сильных пластинок на собственном лейбле Ternesc, теперь он научился работать с крупными формами, что доказал его дебютный альбом, вышедший относительно недавно.

Кто такой Blawan и чем он берет?

В берлинском Funkhaus, студийном комплексе, построенном в 1960-х годах в ГДР, находится студия Blawan (Джейми Робертс). В ней всё стоит на своих местах и царит абсолютный порядок, а деревянные отражатели звука выглядят словно своеобразный декоративный рельеф. Из окон его студии можно увидеть другие части комплекса. В самой студии слева — стоит несколько классических музыкальных устройств, прямо в центре располагается большая модулярная система, справа — компьютер. Рядом с компьютером стоит черный виниловый рекордер, установленный прямо на вертушке Technics. С помощью рекордера он записывает для себя пластинки.

Записанный на этом устройстве дабплейт обходится в 100 евро, а сам прибор обошелся артисту в 2400 евро. Чистая виниловая пластинка стоит 4 евро. Вся проблема — в сложном процессе мастеринга. Бас нужно записывать в моно, плюс динамика звука не должна быть слишком выраженной, поскольку в противном случае может сломаться игла у проигрывателя.

«Мечтаю избавиться от флешек, но все никак не получается. Для записи пластинки все-таки требуется прилично времени. К тому же я был полностью поглощен работой над альбомом.»

Многие приверженцы аналога используют компьютер для редактирования и записи своих треков. Однако Джейми удалось все-таки воплотить свою мечту, записывая музыку целиком на аналоговом оборудовании, а потом переводя его в аналоговый же формат. При этом сам Джейми не считает себя пуристом, он часто прибегает к помощи компьютера. Ему просто гораздо удобнее и приятнее играть на виниле. В настоящее время его сет поделен примерно поровну на пластинки и файлы.

«На свете столько классной неизданной музыки. Было бы совершенно неправильно обходить их вниманием. Например, я очень уважаю Свена Фэта, он ведь играет только новую музыку. Мне нравится его подход, его вкус, его страсть к музыке. А у меня слишком много хороших друзей, слишком много новых, классных треков, которые прям так и хочется сыграть»,

объясняет он.

Красивейшие универсальные места

Джейми вырос в небольшом городишке неподалеку от Шеффилда. Поначалу он в качестве ударника участвовал в самых разных группах, игравших «от треш-метала до грайндкора, то есть максимально экстремальную музыку». С музыкой его познакомила мама.

«Мы тогда переехали в новый город. Мне было десять лет. Я был стеснительным мальчиком. Вне школы я был эдаким хоббитом, круглыми сутками стучал на барабане. Вот оттуда все это и началось».

вспоминает Джейми.

Тинейджером он слушал сборники Ministy Of Sound, его отец фанател от The Prodigy, а мама слушала «типичное мамочкино R&B», что-то в духе Fugees. Получая удовольствие от музыки, он уже тогда мечтал о карьере в этой области, но поскольку ни одна из групп, в которых он стучал на ударных, так и не смогла добиться успеха, он решил подойти к делу со всей серьезностью. Музыку он стал изучать в Скарборо, таком же небольшом городишке на северном побережье Англии, где выучился на звукорежиссера и стал специализироваться на записи саундтреков. Попутно пытался записывать клубную музыку, но уверенности в качестве своей музыки у Джейми не было до тех пор пока он не подружился с однокурсником, который стал всячески поощрять его занятия. Окончив учебу в 21 год он послал два своих трека на лейбл Hessle Audio.

«Когда если не сейчас?!»,

— подумал он тогда.

«Мне тогда не нужно было работать. Я даже совершенно не надеялся получить ответ. Но на следующий день мне пришел от них имейл».

Pearson Sound, Pangaea и Ben UFO стало интересно кто им прислал музыку и они захотели встретиться с ним лично.

«А остальное было делом техники. Одним из треков был „Fram“, его они захотели выпустить. Но еще нужен был трек на вторую сторону. Вот тут пришлось посложнее,
— смеясь рассказывает он.
Я неожиданно ощутил ответственность, и справиться с этим поначалу было непросто».

Странновато капризный и специфически атмосферный «Fram» еще долго нигде не фигурировал. Джейми уже записывал треки в последние шесть-семь лет, начинал с хауса, потом перешел в дабстеп, а оттуда на гэрридж.

«Для меня „Fram“ очень много значит. Я тогда только начинал. Был довольно занудливым парнем. Жил на крайнем севере Англии, в маленьком домике у моря, постоянно шел дождь, а море штормило. Причем море было холодное и серое. То есть местечко было довольно удручающим».

объясняет он.

Когда спустя полтора года пластинка все-таки вышла, Джейми перебрался в Лондон, где стал снимать квартиру вместе с Pangaea.

«Я этим ребятам очень многим обязанМало того, что они дали старт моей карьере, так я еще и многому у них научился. Что делать нужно, а что нет. Что к работе над музыкой надо подходить со всей серьезностью. Что нужно уделять внимание своей уникальности, а не пытаться подражать кому либо».

Сам лейбл Hessle Audio придерживается стратегии спланированного дефицита — за 12 лет существования у лейбла вышло всего лишь 34 пластинки, и лишь некоторые артисты выпустили здесь несколько своих артистов.

«Я другой, у меня другие целиЯ всегда хотел, чтобы музыка была моей жизнью, и я хотел рискнуть, а не оставаться вечно парнем, который где-то там на заднем плане маячит, который где-то для кого-то треки пишет».

Это стремление можно легко прочувствовать, если пройтись по его дискографии. С каждой новой пластинкой Джейми переделывал свое звучание и стиль. По его словам ни одна из его пластинок никогда не похожа на предыдущую. По крайней мере именно такую цель он ставил перед собой.

Пластинка, которая изгнала Blawanа с британской сцены.

Одна из самых необычных пластинок Blawan — «Bohla», выпущенная культовым бельгийским лейблом R&S, и напоминающая Aphex Twin с его сложным и непредсказуемым грувом и мультяшным юмором.

На этом лейбле Джейми задержался ненадолго, тогда на R&S царила эпоха Джеймса Блейка, а Blawan себя чувствовал маргиналом, но тем не менее выпустил еще одну важную пластинку — «Peaches». Четыре совершенно разных трека объединенные одним грувом.

«Я хотел сделать более последовательную пластинку, в которой четыре ее части имеют между собой нечто общее»,
— объясняет он. Плюс эта пластинка была важной еще и потому, что она вышла на роттердамском Clone.

«Именно эта пластинка изгнала меня с британской сцены. Я ведь еще и техно любил, и мне уже было недостаточно быть просто известным британским бэйс-артистом. Да, мне нравилось, что тогда происходило на этой сцене, но, как показало время, эта сцена оказалась очень недолговечной».

Даже сегодня остается загадкой, почему это звучание так быстро испарилось после серии сенсационных релизов. На это у Джейми есть объяснение.

«Продюсеры были не до конца уверены в том, что они делали. Конечно же, многие из них мне на это начнут яростно возражать,
— смеется он.
Но я тогда был на этой сцене, британский бас был музыкой сложной, каждая пластинка должна была звучать иначе, никакой схемы не было, поэтому было сложно как-то все это сплетать воедино и сводить с хаусом или техно».

Когда эта музыка стала терять свой темп и энергию, Джейми стало скучно, но тут он для себя открыл техно. Еще подростком ему в руки попала пластинка шведского продюсера Grovskopa, после чего он узнал об Oscar Mulero, Regis, James Ruskin и, особенно, о Surgeon, с которым он стал позднее сотрудничать. Его приводит в восторг одна только мысль, что все эти музыканты даже по прошествии 20 лет по-прежнему очарованы и поглощены техно. Самым известным хитом Джейми до сих пор является «Getting Me Down», где звучит вокал r’n’b-певицы Brandy. Этот трек он записал исключительно для того, чтобы его музыку стал играть Ben UFO, и этот классический пример британского бэйс-звучания был записан буквально за несколько часов.

Ben UFO играл этот трек на протяжении года, после чего сказал:

«Людям она настолько нравится, что её непременно нужно выпустить». «Как скажешь», — ответил Джейми.

Джейми и сегодня нравится слушать «Getting Me Down», но этот трек отличается от «What You Do With What You Have», в котором звучит довольно известный сэмпл из Мудимэна.

«Есть такие смешные треки. Например, „Why They Hide Their Bodies Under My Garage“. Юмор такого рода — часть моей музыки, я не отношусь к нему слишком серьезно. Но Мудимэн настолько крутой парень, что заслуживает куда большего уважения, чем мой трек ему воздал».

Отчетливо шутливая «Why They Hide Their Bodies Under My Garage» появилась из двух разных вещей Fugees, которые Blawan здорово перекромсал. Причем одна из этих песен была любимой песней его мамы:
«Я с ней тогда сидел, она слушала эту песню и сказала мне: „Ты же делаешь ремиксы, почему бы тебе эту песню не переделать?“. Чуть позднее я послал ей „Why They Hide Their Bodies Under My Garage“ и ей она тоже понравилась. Она всегда считала меня странным человеком с точки зрения музыки, просто потому что я вообще никогда не слушал „нормальную“ музыку».


На той же пластинке присутствуют еще три связанных между собой трека: «His Daughters», «His Money» и «Both His Sons». На обложке пластинки запечатлены родители Джейми вместе с сыном. На одном из треков даже есть фрагменты разговоров его родителей, обсуждающих те сложные времена, которые они прошли вместе. С тем сэмплом Fugees он хотел, чтобы его мама почувствовала, что она тоже является частью его музыки.

С девушкой и собакой

На одной из пьяных афтепати в Италии он познакомился с Analog Corps, которым он сразу признался, что восхищается их лейблом Restoration. Они пригласили его в свою студию. Их работа послужила для них вдохновением, они заставляли его экспериментировать и импровизировать, и они же стали импульсом для появления проекта Karenn. В самом начале своего творчества Blawan звучал организованно и все держал под полным контролем:

«Альберто и Доменико разрешили много моих внутренних противоречий,
— объясняет он.
Они научили меня не быть таким перфекционистом, что не нужно тщательно редактировать каждый хай-хэт. Я научился не волноваться и не беспокоиться по разным мелочам».

Несколько позднее родился проект Karenn. Джейми уже был какое-то время знаком с Артуром, они приходили друг к другу в гости, слушали новые работы друг друга. Как именно возникла идея совместного живого проекта, сам Джейми уже и не помнит. Поначалу каждый из них делал собственные наброски. В какой-то момент они вдруг поняли, что у них все получается лучше, когда они меньше всего готовились. Им пришлось учиться лет пять тому, чтобы использовать свое оборудование спонтанно. Сегодня наброски к предстоящему лайву они готовят минут за 15 до выступления. И дальше все происходит на глазах публики.

«Всегда будет что-то не очень хорошее, но ведь именно это и делает весь процесс захватывающим».
 — объясняет Джейми.

Успех «Why They Hide Their Bodies Under My Garage» здорово повлиял на деятельность Blawan. В какой-то момент у него много сил уходило на Karenn, плюс приходилось много выступать как Blawan. Видимо в результате этого эмоционального перенапряжения он серьезно заболел, и болезнь эта преследовала его довольно долго — чтобы полностью излечиться ему потребовалось три года. В какой-то момент он забросил студийную деятельность, иногда даже задумываясь о том, сможет ли он когда-нибудь записывать треки, потом перебрался в Берлин, но это ему не помогло. Он стал больше тусоваться, но потом встретил любимую женщину, по уши влюбился и теперь они живут вместе: «Живем тихо-мирно, даже маленькую собачку завели».

Музыка вернулась к нему сама, и он запустил свой лейбл — Ternesc, взяв в название древнее римское имя его родного города. Релизы подбираются друг к другу как часть общего широкого движения:

«Это самая чистая музыка, которую я когда-либо записывал, и большим вдохновением для меня послужил Surgeon».

— рассказывает он.

Если при записи первого релиза для лейбла ему приходилось непросто при поиске правильного звучания, то к третьему он чувствовал себя абсолютно уверено. Выпустив в прошлом году большой релиз «Nutrition», который показывал разные аспекты его творчества, он почувствовал, что настало время для его дебютного альбома «Wet Will Always Dry», который был не про сложность и разнообразие. Он был записан в сжатые сроки — за два месяца.

«Это клубный альбом. Я не хотел отдаляться слишком далеко от того, что я обычно делаю. Если бы я записал альбом саунд-дизайна, то это бы противоречило всему тому, что как Blawan делал последние девять лет».

 — говорит музыкант.

Артур полностью погружен в работу, возясь с вялым техно-треком, в котором двигается бас и очень много реверберации. Они оба пытаются закончить треки для Karenn, ведь с момента последнего их релиза прошло уже четыре года.

Джейми: «Мы работаем над двойным релизом. Поэтому нам нужно много материала».
Добавляет Артур: «Три очень хороших трека у нас уже есть. У нас еще есть время до завтра до утра, когда Джейми нужно будет лететь в Грузию. Мы работаем каждый день до десяти. Ну, правда сегодня придется посидеть до шести».


Спустя несколько недель, Джейми играл в Berghain. Воскресенье вечер. Клуб стоял на ушах. Звучали треки, нафаршированные малыми барабанами, хай-хетами и клэпами. Пульсирующий бас заставлял пульсировать танцпол на манер тяжелого, однообразного сердцебиения. Хуки — не более чем грохот и шипение. Мелодии практически нет. Джейми выглядит серьезным и сосредоточенным как никогда.

Притоптывая, он двигает головой в такт с музыкой. Ощущение такое, что он прислушивается к себе. Как будто наружу просится сгусток сердитой энергии. В последний час своего выступления Джейми снижает напор, принимаясь играть с ломанными грувами. Тут начинает готовиться к своему выступлению Крис Либинг, и как будто готовя публику к тому, что будет дальше, Джейми вдруг начинает играть музыку чудовищной энергичности. И неожиданно музыка обрывается. Трек закончен. Тишина. На него смотрит Крис Либинг. Сам Джейми лишь скромно, но довольно, улыбается.

Источник : https://mixmag.io/article/161144

Отзывы 0

Оставьте свой отзыв
Присоединяйтесь к нам в соцсетях