Подпишись на рассылку

For people with poor vision
UaRuEn

Музыка за гранью. Интервью с организатором фестиваля NextSound Андреем Кириченко

Зачем нужно выходить за рамки клише? Почему человека не устраивает уже привычные рамки? Тем более что они украшены картинками, настолько красочными, что их хочется облизать и съесть. Такие вопросы и метафоры возникали в голове перед встречей с Андреем Кириченко, организатором фестиваля NextSound — мероприятия, которое заставляет трещать по швам музыкальные устои современной киевской сцены. Встретились мы в незатейливом местечке, в одной киевской кофейне, которую можно назвать музеем клише. И очень хорошо, ведь беседа об экспериментальной и нестандартной музыке становится куда ярче и насыщенней, если она проходит в месте, максимально контрастном выбранной теме. Она становится такой же веселой, как трек Aphex Twin на школьной дискотеке.

Беседовали: 

Максим Ковалев (редактор Sko4)

Андрей Кириченко (музыкальный продюсер, организатор фестиваля NextSound)

 

Максим:

— NextSound, я так понимаю, это об IDM и экспериментальной музыке в основном? Правильно ли я понимаю?

Андрей:

— Не так все просто.

— О чем же тогда?

— Начну, наверное, издалека.

— О, отлично.

— Сначала у меня появился лейбл Nexsound (без буквы t). Собственно говоря, первые три буквы названия этого лейбла означают Nihil Est Excellence (лат. «ничто есть совершенство»). Фактически фестиваль вырос из этого лейбла. Он, скажем так, наследует желание продвигать какую-то странную, необычную музыку. Музыку, которая бы стимулировала человека к познанию чего-то нового и переживанию каких-то новых ощущений как слушателя. Это необязательно должна быть IDM или экспериментальная музыка. Что касается термина «экспериментальная музыка», меня он очень раздражает, потому что его настолько заюзали, настолько испортили, что уже непонятно, о чем речь.

— Давай не будем говорить, о том, что под этим имеют в виду СМИ и музыкальные магазины, когда его используют. Давай исходить из того, что большинство артистов, которых ты приглашаешь, так или иначе тяготели и тяготеют к экспериментам в музыке. То есть делают что-то новое, что-то видоизменяют и смотрят, как оно приживется, будет ли за этим что-то стоять, найдут ли их пробы отклик у слушателя. Я говорю об этом, прежде всего.

— Тогда я абсолютно с тобой согласен. Я ценю, прежде всего, когда человек выходит за рамки какого-то определенного жанра. Я понимаю, что с кросс-жанровой музыкой всегда проблема, потому что непонятно, как ее описать, как маркетинг выстроить, как ее продать. Это сложно. Из-за этого такие музыканты часто оказываются нишевыми. Но меня всегда прельщал подход, когда музыканты экспериментируют со звуком и тем самым привносят какие-то новые идеи, пусть и странные. Просто я этот термин не очень хочу использовать, потому что он странным образом укоренился в головах людей и каждый понимает под ним все, что хочет, а я хочу избежать неверных коннотаций.

Abyss X

— Хорошо, давай будем осторожны с этим термином. То пространство, те музыканты и коллективы, которые будут представлены на фестивале, их можно объединить какой-то идеей, что ты хочешь показать публике? Как бы ты описал это явление?

— Если так вот, скажем, совсем коротко, то NextSound топит за авангардную современную продвинутую музыку. Если поглубже копнуть: когда я читал лекцию о происхождении европейской музыкальной культуры и говорил о том, что там, на самом деле, в музыке много математических правил и это наложило очень большие ограничения на музыкальное творчество в целом. Люди стали вынуждены делать музыку по определенным правилам, которые когда-то придумали Аристотель и Пифагор. Ближе к середине XX века, при развитии технологий, у нас появилась свобода музыкального творчества. И я думаю, что в XXI веке, уже обладая определенными наработками и определенной идеологической базой, можно дать больше свободы выражению в музыке и начать воспринимать ее шире. Прежде всего, речь идет о свободе от каких-то клише, от жанровых рамок. Поэтому на NextSound я хотел бы продвигать музыку, не ограниченную рамками популярных направлений и трендов, которые сейчас отовсюду влетают в головы людей. Собственно говоря, я за свободу творчества, слушания и восприятия.

Я за свободу творчества, слушания и восприятия.

— Если посмотреть на музыку как на вид искусства, как на явление, которое подчеркивает какую-то часть мира, делает его выпуклым и заметным, то что подчеркивает музыка NextSound? О чем она говорит людям?

— На NextSound мне хотелось бы показать тех музыкантов, которые не широко известны, не суперпопулярны, но обладают большим талантом в творческом проявлении. Из-за того, что сейчас информационное пространство перенасыщено, актуальной стала дифференциация между очень популярными и не очень популярными музыкантами. Так как те люди, которые очень популярны, становятся еще более популярными по принципу снежного кома. А те, кто меньше, несмотря на то что очень талантливы, находятся в отдельных нишах. Они реже показываются публике, реже ездят, реже выступают. Я считаю, что это не очень справедливо. Смысл заключается в том, чтобы показывать талант, несмотря на популярность.

Zoviet france

— Я когда думаю об этом всем... О музыкантах-экспериментаторах. О том же Aphex Twin, Autechre и MuZiq, которого вы привозили в прошлом году. Они много чего привносят в мир музыки. Музыкальные решения и новшества, которые они достали, потом слышно везде: в танцевальной музыке, в техно, попсе. Люди слушают радио и не знают, что массовая музыка звучит так благодаря этим смелым новаторам.

— Абсолютно согласен. Это музыканты, которые обладают смелостью создавать что-то такое необычное, неформатное и новое. Их наработки потом тотально поглощаются поп-музыкой. Даже 2-step, который звучал еще лет 20 назад где-то в подвалах Британии, сейчас звучит на «Україна має талант» или на «Евровидении».

— В прошлогоднем интервью на Sko4 шла речь о религиозном единении на танцполе. С танцевальной музыкой все более или менее понятно: она несет какую-то долю ритмичности, удовольствие от того, что люди вместе танцуют и достигают совместных трансовых переживаний. Что происходит в зале, когда играет, скажем, IDM или какая-то необычная экспериментальная музыка, которую люди разворачивают? Какой опыт получает человек, какого рода единение на танцполе происходит?

— Чем сложней музыка, тем глубже ее фанаты в ней разбираются. Таких людей не очень много, и, когда они собираются вместе, им есть о чем поговорить, они хорошо налаживают общение друг с другом. Их объединяет глубина знаний и умение услышать красоту в необычном. Это в некотором роде человеческое и интеллектуальное единение. Они могут поделиться своими переживаниями даже без слов или за чашкой кофе могут рассказать, что нового и интересного они узнали, или просто вместе послушать любимую музыку. Музыка создает мостик между этими людьми. Там, конечно, нет такого телесного экстаза, как в танцевальной музыке. Но единение есть. Создается такая социальная микротусовка людей, которым между собой очень душевно.

— Мостики — это хорошо. Чтобы услышать какую-то музыку и полюбить ее, нужно обратить внимание на что-то особенное. Почувствовать какой-то резонанс со своим сознанием либо с чем-то внутри или услышать какую-то деталь, которая так или иначе запирает. На что стоит обратить внимание в музыке, которая будет на фестивале? На какие детали, на какие идеи? Может, на каких-то отдельных артистов?

— Фактически в каждом артисте, который будет выступать на NextSound, есть какая-то своя изюминка, какая-то своя уникальность. И даже если это будет экспериментальная нойзовая, странная музыка, IDM или даже танцевальная музыка, которая у нас будет на третьем этаже, она имеет свою уникальную черту. Какой-то предел, который человек преодолел в своем творчестве. Это преодоление позволило получить свое уникальное звучание. Вот на это, я думаю, и стоит обращать внимание. На уникальность.

— Хорошо. Раз заговорили уже о третьем этаже, как будет построен фестиваль вообще? Из каких зон и пространств он будет состоять?

— Фестиваль будет выстроен по нарастающей. Сначала в Closer будет такая медитативная интригующая музыка. Затем от экспериментального формата сместимся в более танцевальный. Будет работать и третий этаж. Там будет много танцевального формата, но звучание будет более жестким. Все будет построено как один большой диджей-сет. Только диджей выстраивает треки, пластинки, флешки, кассеты, а я — музыкантов. Как часто делают диджеи, в начале будет что-то шумящее, что-то булькающее, что-то такое привлекающее внимание, а потом уже «мяско» пойдет. Мы задействуем только второй и третий этажи. Будет еще в курилке лазерная инсталляция. Что-то интересное сделаем на лестнице, но по музыке будут только два танцпола.

— Какой-то визуальный антураж будет?

— Естественно, будет. С нами будут ребята из Blck Box — медиахудожники, которые уже более 10 лет творят визуальный арт и являются пионерами виджеинга в Украине. Идея визуального оформления этого года олдскульно-футуристическая, я бы сказал. Это будет смесь киберпанка, ретро-сай-фай и индастриала. Я надеюсь, что будет очень красиво. Я видел скетчи, мы обговаривали несколько раз эти идеи, и думаю, что будет очень круто. Постараемся реализовать все так, как нам хочется.

Line up и детали фестиваля

Мероприятие в facebook

Отзывы 0

Оставьте свой отзыв